Александр Глазунов

 

Александр Глазунов

История знает немало русских композиторов, которые своим творчеством внесли неоценимый вклад в развитие мировой музыкальной культуры. Одним из них был Александр Константинович Глазунов – выдающийся музыкант, чьи произведения явились воплощением прогрессивных традиций отечественного демократического искусства. Его называли счастливчиком и баловнем судьбы, благословленным самим Творцом. Одарённый незаурядными способностями, он создавал радостную, светлую и гармоничную музыку достойную восхищения и недаром его сравнивали с Листом и Вагнером, а кроме этого считали творческим преемником Чайковского.

 

Краткая биография

29 июля 1865 года в семье известного в Петербурге книгоиздателя К.И. Глазунова произошло радостное событие: на свет появился первенец, которого счастливые родители нарекли Александром. Отец малыша, Константин Александрович, был весьма образованным человеком, который ко всему прочему с увлечением музицировал на рояле и скрипке. Мама мальчика, Елена Павловна, ещё в детстве воспитываясь в пансионате, с усердием осваивала там игру на фортепиано. Её интерес к музыке был настолько велик, что она продолжила своё обучение и после замужества, а поскольку материальное положение семьи было весьма благополучным, то практиковаться в мастерстве исполнения Елена Павловна могла позволить себе под руководством таких выдающихся преподавателей Петербурга, как профессор консерватории Т. Лешетицкий и именитый композитор М. Балакирев.

Музыка в доме Глазуновых звучала постоянно, и поэтому маленького Сашеньку окружала не только доброжелательная, но и творческая атмосфера. Неординарные способности мальчика стали проявляться довольно рано. Заметив это, родители всячески стремились их развивать, наняв для его воспитания сразу двух гувернанток : немку и француженку. В девять лет Сашеньку одарённого хорошим слухом и музыкальной памятью начали обучать игре на фортепиано под руководством лучших преподавателей города: сначала Н.Г. Холодковой, а затем Н.Н. Еленковского, Однако юный музыкант проявлял интерес и к другим музыкальным инструментам, осваивая также скрипку и виолончель. Уже в одиннадцать лет Саша впервые пробовал кое-что сочинить сам, а в четырнадцать - он был представлен М. Балакиреву, который познакомившись с детскими, пока ещё подражательными, композициями юного музыканта, обозначил в нем искру исключительного дарования и настоятельно рекомендовал незамедлительно обратиться для изучения основ композиции к Н.А. Римскому-Корсакову. Александру посчастливилось, что его родители, имеющие хороший достаток могли оплатить частные занятия сына у такого выдающегося маэстро. Молодой человек занимался с большим интересом, жадно впитывая весь материал предоставляемый ему преподавателем. В результате усердной учёбы курс теории музыки, гармонии, инструментовки и анализа форм, который обычно рассчитан на 5-7 лет обучения Сашей Глазуновым был освоен за полтора года. Николай Андреевич был настолько доволен своим подопечным, что называл его не иначе как «молодой профессор», а вскоре и вовсе объявил, что более не намерен относится к нему как к своему ученику, но готов постоянно поддерживать его дружеским советом.

Помимо музыкального, Александр с 1877 года получал образование во Втором петербургском реальном училище, однако к этой учёбе он относился не достаточно серьёзно и каждый день возвращаясь домой после занятий полностью отдавался творчеству: садился за фортепиано, что-нибудь сочиняя или разучивая новые произведения. Кроме этого, молодой человек с удовольствием посещал концерты симфонической музыки, а однажды во время репетиции оркестра к одному из выступлений Н.А. Римский – Корсаков представил Сашу знаменитому музыкальному критику В.В. Стасову. Знакомство с замечательным человеком произвело на юношу такое большое впечатление, что ему захотелось больше общаться с ним. По этой причине Александр стал часто наведываться в Публичную библиотеку, где работал Владимир Васильевич и вскоре, несмотря на разницу в возрасте, они стали близкими друзьями. Более того, круг общения Александра с интересными людьми постоянно расширялся: он познакомился с А. Лядовым, а также членами содружества «Могучая кучка» А. Бородиным и Ц. Кюи.

Первая симфония

Первым крупным сочинением Глазунова, представленном широкой публике при содействии его авторитетных покровителей Н.А. Римского - Корсакого и М. Балакирева, стала симфония №1, написанная в 1881 году. Триумфальное премьерное исполнение произведения состоялось в марте 1882 года в зале Дворянского собрания Санкт - Петербурга. Слушатели были приятно шокированы, когда после окончания симфонии при вызове автора на сцену вышел 16-ти летний подросток в форме реального училища. Всем стало ясно, что на отечественном музыкальном небосклоне загорелась новая звезда. На данном концерте присутствовал Митрофан Петрович Беляев – лесопромышленник, богатейший человек и большой меломан, который настолько восхитился дарованием молодого автора, что в дальнейшем стал активно популяризировать его творчество и тем самым сыграл в судьбе композитора значимую роль.

В 1883 году, после окончания реального училища, А. Глазунов как вольнослушатель стал посещать историко-филологический факультет Петербургского университета. Однако такая учёба совершенно не интересовавшая юного композитора, длилась не долго. В феврале следующего года он перестал посещать лекции, зато с удовольствием продолжал играть в университетском оркестре, где музицировал на виолончели, кларнете, валторне и тромбоне. А в мае 1884 года Александр вместе с М. Беляевым отправился в творческий вояж по странам Европы. В Германии у них состоялась встреча с Ф. Листом, который, услышав первую симфонию молодого композитора, дал его сочинению положительную оценку. После возвращения на Родину А. Глазунов влился в «Беляевский кружок», а в 1886 году познакомился, а затем крепко подружился с великим П.И. Чайковским. Между молодым и почтенным композитором завязалась доверительная переписка, носившая откровенный характер.

В 1887 году не только «Могучая кучка», но и вся музыкальная общественность Петербурга понесли тяжёлую утрату: безвременно скончался Александр Порфирьевич Бородин. Композитор оставил незавершенными два своих значимых произведения: оперу «Князь Игорь», над которой трудился в течение двадцати лет, и симфонию № 3. Незадолго до смерти Бородин проигрывал своим коллегам фрагменты из этих сочинений, однако всё было в эскизных вариантах. Закончить произведения в память о друге взялся Н.А. Римский-Корсаков, который незамедлительно привлёк для этой работы Глазунова, обладающего исключительной музыкальной памятью. В результате оба произведения были не только восстановлены, но и оркестрованы под стиль А.П. Бородина.

Осенью 1888 года в творческой жизни Глазунова произошло важное событие: композитор после долгих колебаний наконец-то решился и встал за дирижёрский пульт. А летом следующего года в рамках Всемирной выставки, проходящей в Париже, на концертах устроенных М. Беляевым, Глазунов так успешно продирижировал своей Второй симфонией, что французские газеты, наперебой расхваливая молодого русского композитора, положили начало его большой популярности за рубежом.

 

Годы творческого расцвета

Девяностые годы по праву можно назвать временем полного расцвета творчества А. Глазунова. В этот период он создал произведения, в полной мере раскрывающие его дарование и мастерское владение композиторской техникой. Это фантазия «Море», симфонические картины «Кремль» и «Весна», сюита «Шопениана», увертюра «Карнавал», третья, четвертая, пятая и шестая симфонии, а также три его балета, среди которых знаменитая «Раймонда». В конце десятилетия, в 1899 году, когда талант композитора достиг своих вершин, ему предложили поделиться своими знаниями и занять место профессора в Петербургской консерватории. Следующие значительные изменения в жизни А. Глазунова связаны с печальным событием: в январе 1904 года умер большой друг и опора композитора - М. Беляев. Эта невосполнимая потеря не только сильно удручила Глазунова, но и добавила много разнообразных хлопот, связанных с завещанием мецената. М. Беляев распорядился, что после смерти все его начинания, включающие в себя нотно-издательскую фирму в Германии, музыкальную премию им. М.И. Глинки и «Русские симфонические концерты» должны быть продолжены Н.А. Римским-Корсаковым, А. Глазуновым и А. Лядовым. По этой причине интенсивность общественно-музыкальной жизни Глазунова сильно возросла, а плодотворность его творчества как композитора заметно уменьшилась.

Идущий следом 1905 год для Глазунова также был насыщен событиями, которые внесли определённые коррективы в судьбу композитора. В марте дирекция консерватории уволила Н.А. Римского - Корсакого, поддержавшего революционно настроенных студентов. В знак солидарности с выдающимся маэстро многие видные профессора, чётко определившие свою позицию, среди которых был и А. Глазунов, демонстративно покинули учебное заведение. В консерваторию Александр Константинович всё же вернулся, и произошло это в конце того же года после принятия «Октябрьского манифеста» и предоставления учреждению автономии, то есть отсоединения его от Русского музыкального общества. Кроме этого, некоторое время спустя по результатам выборов Александр Константинович занял должность директора консерватории.

В 1907 году А. Глазунов широко отмечал 25-летие своей творческой деятельности, получая поздравления не только от соотечественников, но и от европейских почитателей его таланта.

Революционные перемены

Вскоре для России наступили тяжёлые времена: сначала Первая мировая война, а затем и революция 1917 года. Однако Глазунов, в полной мере поглощённый работой в консерватории и музыкально – просветительской деятельностью, несмотря на значительные перемены, происходящие в стране, сумел остаться на своей должности. Он наладил отношения с новой властью, а именно с народным комиссаром просвещения А. Луначарским, сумел сохранить за консерваторией авторитетное положение, и летом 1918 года согласно ленинскому декрету она стала высшим учебным заведением. Такое внимание со стороны правительства мотивировало Александра Константиновича принимать активное участие в строительстве новой культуры молодой советской страны. Не жалея своих сил, он всю свою энергию отдавал музыкальному просвещению масс, выступая в роли дирижёра на концертах, проходящих в клубах фабрик и заводов, а также посещая конкурсы артистов художественной самодеятельности. Получившая широкое признание активная деятельность А. Глазунова была по достоинству оценена: в 1922 году ему присвоили звание «Народного артиста РСФСР». Однако в то же время позиции Александра Константиновича в консерватории сильно пошатнулись, так как некоторые профессора во главе с Б. Асафьевым желали более прогрессивных методов обучения. В коллективе возникали постоянные столкновения и пререкания, которых Глазунов очень не любил.

 

Отъезд за границу

В 1928 году Глазунов получил приглашение из Вены принять участие в качестве члена жюри в международном конкурсе композиторов, приуроченном к 100-летию со дня смерти Ф. Шуберта. Осенью Александр Константинович вместе с женой Ольгой Николаевной выехали в австрийскую столицу. После конкурса Глазуновы не спешили возвращаться в Советский Союз, так как решили попутешествовать по городам Европы. Они побывали в Праге, Дрездене и Лейпциге, а затем на месяц задержались в Гюндельсхайме, где композитор поправлял свое здоровье. После Германии композитор с женой посетили Париж – город, с которым связаны прекрасные воспоминания его молодости и где проживало так много друзей – эмигрантов из России. Композитор в письмах А. Луначарскому постоянно сетовал на своё пошатнувшееся здоровье, однако уже в декабре выступал как дирижёр в знаменитом парижском «Плейель» на авторском концерте, после которого он получил приглашение совершить творческие поездки в Испанию, Португалию, Англию, а затем в Америку. Гастроли Глазунова были очень успешными: в его честь устраивали приёмы, расхваливали в прессе, произведения записывали на радио. Однако во время пребывания на американском континенте композитор тяжело заболел, из-за чего сорвалось нескольких запланированных концертов и как результат неуплата устроителями турне большей части обещанного гонорара. После возвращения в Европу здоровье композитора стало ухудшаться, тем не менее он продолжал выступать на концертах как дирижёр, объезжая разные европейские страны. В 1932 году семья Глазуновых основательно обосновалась в Париже, так как диагнозы, которые доктора выставляли композитору, не предвещали ничего хорошего. Александр Константинович умер 21 марта 1936 года во Франции, почти десять лет продлевая свой советский паспорт, он так и не стал эмигрантом и до последнего своего вздоха надеялся вернуться на родину, в свой родной Петербург.

подпись Александра Глазунова

 

Интересные факты

  • Книгоиздательская фирма Глазуновых начала своё существование в Петербурге конце 18 века. Основатель фирмы Матвей Глазунов одним из первых открыл свои книжные магазины в Москве, а затем и в северной столице. Дед композитора - Илья Глазунов ещё при жизни А.С. Пушкина издал сочинение великого поэта «Евгений Онегин» в таком оригинальном формате, что сам автор не раз заходил к издателю, чтобы полюбоваться на необычную книгу, напечатанную со всеми для того времени новшествами печатной технологии.
  • У Александра Глазунова была сестра, которая родилась через два года и два младших брата, однако с ними будущий композитор познакомился только когда ему исполнилось девять лет. Мама Саши, Елена Павловна, таким своеобразным образом оберегала своих детей, от различного рода детских заразных болезней. Один из братьев композитора Дмитрий Глазунов впоследствии стал знаменитым энтомологом и путешественником, а младший Михаил продолжил книгоиздательское дело своего отца.

  • Обычно о дирижёрах оркестровые музыканты не всегда отзываются хорошо, но А. Глазунов пользовался у них неоспоримым авторитетом. Композитор не подавлял музыкантов и на репетициях говорил только тихим голосом. Он прекрасно знал возможности инструментов, так как на многих умел играть. Как то однажды валторнист на репетиции оркестра посетовал на непомерную сложность определённого пассажа. Александр Константинович взял у музыканта инструмент и виртуозно сыграл «неудобный» фрагмент.
  • Композитор имел феноменальную музыкальную память: современники утверждали, что он после одного прослушивания мог записать партитуру целой симфонии. Такая фантастическая способность А. Глазунова помогла восстановить незаконченные А. Бородиным оперу «Князь Игорь» и «Третью симфонию».
  • Помимо необыкновенной музыкальной памяти Александр Константинович обладал исключительным слухом, который моментально реагировал даже на незначительные отклонения от должного звучания. Современники рассказывали, что от нечистого звучания у него начиналась головная боль. Так во время исполнения сочинения С. Прокофьева «Скифская сюита» Глазунов покинул зал, так как не смог до конца дослушать это произведение.
  • Александр Глазунов пользовался большой популярностью в странах Европы, но особое признание он имел в стране «Туманного Альбиона». Композитор несколько раз посещал английскую столицу, где на концертах дирижировал своими произведениями. Оценив его заслуги, Русское симфоническое общество в Великобритании избрало А. Глазунова почетным вице-президентом, а в 1907 году Оксфордский и Кембриджский университеты присвоили ему почётную степень доктора. Кроме этого он стал почетным членом Национальной академии Св. Цецилии.
  • Меценат М. Беляев, для того чтобы у Александра Глазунова не было проблем с изданием его произведений, основал в Лейпциге нотоиздательскую фирму «M. P. Belaieff, Leipzig» и приобрёл исключительное право на издание всех сочинений композитора.
  • Директор императорских театров И. Всеволожский, с большим высокомерием относившийся к отечественным композиторам, услышав на коронации императора Николая II в 1896 году произведение А. Глазунова, специально написанное для этого события и с восторгом воспринятое представителями царской семьи, незамедлительно сделал композитору предложение о сочинении балета. Так появилась «Раймонда», а затем«Барышня служанка» и «Времена года».
  • В 1905 году, недовольный действиями дирекции и уволившийся из консерватории, А. Глазунов впал в депрессию. Он всё время проводил на даче и находил забвение в вине. Мать композитора, Елена Павловна, чтобы как-то развеять сына, отдавала распоряжение шофёру усаживать Александра Константиновича в автомобиль и катать до полного его отрезвления.
  • А. Глазунов стал профессором, а затем и директором Санкт-Петербургской консерватории не имея консерваторского образования.
  • Поступки великодушного директора Петербургской консерватории всегда бурно обсуждались среди студентов. Известен случай, когда Александр Константинович остановил свой взгляд на бедно одетой худенькой девушке – учащейся вокального отделения. Расспросив о ней сокурсников, Глазунов узнал, что студентка влачит настолько нищенское существование, что стоимость её ежедневного обеда составляет всего четыре копейки. Возмущённый таким положением директор вызвал девушку к себе и сообщил о назначении ей ежемесячной стипендии в сумме 25-ти рублей. Кроме того, известен тот факт, что Александр Константинович в тяжёлые двадцатые годы, помогая неимущим учащимся, жертвовал им всю свою зарплату, а сам тем временем сидел в холодной квартире, потому что платить за отопление было нечем.
  • У Александра Константиновича было много учеников, которые оставили свой след в истории советской музыки, но самым известным из них стал Дмитрий Шостакович.
  • Жена А. Глазунова Ольга Николаевна через некоторое время после смерти мужа уехала из Парижа на Святую Землю, закрылась в келье монастыря и чтобы хоть как то слиться с любимым супругом при принятии пострига взяла себе имя Александра.
  • Останки Александра Глазунова в 1972 годы были перевезены из Франции в Ленинград и с большими почестями перезахоронены в некрополе Мастеров искусств Свято-Троицкой Александро-Невской лавры.
  • Имя выдающегося композитора носят Малый концертный зал Петербургской консерватории, Петрозаводская государственная консерватория, а также музыкальные школы в Москве и Барнауле.

 

Творчество

Вклад Александра Глазунова в развитие мировой музыкальной культуры сложно переоценить. Его творчество, сформировавшееся под влиянием М. Балакирева, Н.А. Римского-Корсакова, А. Бородина, П.И. Чайковского не только продолжило традиции великих мастеров, но и неразрывно связало русскую музыкальную классику с зарождающейся советской музыкой. Искусно применяя своё мастерство в гармонии и контрапункте, а также умело используя всё разнообразие оркестровой палитры, Глазунов изначально создавал произведения как лирико-драматического так и картинно-эпического содержания, но затем, синтезировав два этих направления, создал свой лирико-эпический симфонизм, в котором стремился передать весь мир человеческого счастья, душевное благородство и искренность.

Творческую судьбу Александра Глазунова, длившуюся около без малого пятьдесят лет, несомненно, можно назвать успешной. Многие произведения, выходящие из-под пера композитора, ещё «тёпленькими» ложились на дирижёрский пульт, чтобы вскоре получить оценку слушателей. Сочинял Глазунов очень много. Так, заканчивая один опус, он тут же приступал к работе над другим. Вот почему композитор одарил потомков таким щедрым творческим наследием, включающим в себя три балета («Раймонда», «Барышня - служанка» и «Времена года»), восемь симфоний, семь сюит («Восточная рапсодия», «Характеристическая сюита», «Шопениана», «Балетная сюита», «Из средних веков», сюита из балета «Раймонда», «Финские эскизы»), пять увертюр (2 увертюры на греческие темы, «Торжественная увертюра», «Карнавал», «Песнь судьбы»), симфонические фантазии и поэмы («Памяти героя», «Стенька Разин», «Море», «Лес», « Весна», « Кремль», «От мрака к свету», «Карельская легенда», «Финская фантазия»), пять инструментальных концертов, шесть произведений для голосов и хора с оркестром («Торжественная кантата», «Торжественный марш», «Здравица», «Эй, ухнем!», «Прелюдия-кантата). Помимо этого, А. Глазуновым было написано много разнообразных концертных композиций для симфонического оркестра, произведения для различных инструментов (фортепиано, скрипка, альт, валторна, труба, орган), многочисленные камерные ансамбли, «Русская фантазия»для оркестра народных инструментов, пьесы для фортепиано в 2 руки, романсы, а также сочинения для хора без сопровождения и музыка к драматическим спектаклям («Саломея» «Царь Иудейский», «Маскарад»).

 

Глазунов – Директор консерватории

Александр Константинович Глазунов стал во главе Санкт-Петербургской консерватории в декабре 1905 года и проработал в этой должности более двадцати лет, до 1928 года. Это было очень трудное для страны время, однако для студентов и преподавателей учебного заведения, по словам современников, оно было чудесным, так как талант А. Глазунова во всей полноте проявился и в административной работе. Своей принципиальностью и чуткой отзывчивостью он снискал большое уважение не только у студентов и преподавательского состава, но и всей музыкальной общественности российской столицы.

Уже изначально Глазунов, со всей ответственностью приступивший к своим обязанностям и организационной работе, хотя и считал её скучной, отдавался полностью. В первую очередь он привёл в порядок административные дела, а кроме того, повышая требования к преподавателям и студентам и тщательно вникая во все тонкости академического процесса, существенно преобразовал учебный план. Во-вторых, благодаря инициативе нового директора в консерватории были организованы студенческий симфонический оркестр и оперная студия.

Новой руководящей должности А. Глазунов отдавался всецело: помимо урегулирования учебного процесса ему приходилось решать и самые разнообразные хозяйственные вопросы. Времени на творческую деятельность у композитора почти не оставалось: он меньше сочинял новых произведений и часто отказывался от участия в концертах.

Заниматься административной работой Александру Константиновичу не нравилось, однако истинное удовольствие он получал от общения с молодыми талантами. Директор считал для себя обязательным присутствовать на ежегодных экзаменах, иной раз за месяц ему приходилось прослушивать несколько сотен выступлений. Он очень радовался, если замечал в юном исполнителе признак дарования, следил за успехами студентов и лично писал на каждого характеристику.

Молодёжь консерватории относилась к Александру Константиновичу Глазунову с большим почтением, так как видела в нём не только авторитетного композитора и преподавателя, у которого можно было многому научиться, но и руководителя, внимательно заботившегося о каждом студенте. При приёме молодых людей в учебное заведение Александр Константинович оценивал лишь музыкальные способности поступающих. Его не интересовала ни сословное происхождение, ни национальность абитуриентов, а установленную правительством квоту для евреев считал позором. В результате такого подхода в консерватории училось много подающих надежды талантливых музыкантов. Соответственно среди них были представители из беднейших слоёв населения, которым директор в силу своих возможностей старался помочь. Например, всю свою заработную плату руководителя и преподавателя А. Глазунов отдавал в кассу помощи студентов.

Заслуги Александра Константиновича и тот неоценимый вклад, который он внёс в развитие консерватории, были высоко оценены: в декабре 1920 года, отмечая пятнадцатилетний юбилей его руководящей работы, президиум учебного заведения вынес решение о присвоении Малому залу Петроградской консерватории имя А. Глазунова.

 

Личная жизнь

Александр Константинович был необыкновенно светлым и добрым человеком. Его душевное устройство было настолько гармоничным, что казалось должно обязательно притягивать к себе счастье. Однако судьба распорядилась иначе, и долгое время единственной женщиной, которая была дорога сердцу композитора, была его мама Елена Павловна. И всё же семейное счастье не обошло его стороной. Когда Глазунов был уже в достаточно зрелом возрасте, свершилось необычайное чудо: в доме Александра Константиновича появилась молодая женщина, которую звали Ольга. Её себе в помощницы наняла Елена Павловна, которая, всегда заботливо ухаживающая за любимым сыном, стала чувствовать затруднение в ведении домашнего хозяйства. Очень скоро Ольга стала близким и родным для Александра Константиновича человеком, окружившим его нежной заботой. Кроме любви, преданности и заботы Ольга Николаевна подарила Александру Константиновичу и семейное счастье. Глазунов очень любил детей, но перенесённое в молодые годы тяжёлое заболевание лишило его радости отцовства. В дом Глазуновых Ольга пришла не одна: на руках у неё была маленькая девочка, которую к радости композитора звали по имени его любимой матушки - Еленой. Большая квартира на Казанской улице наполнилась весёлым смехом маленькой Леночки, которая вскоре стала называть композитора папой, а её одарённость музыкальными способностями ещё больше сблизило девочку с приёмным отцом. В дальнейшем Елена, носившая фамилию и отчество Глазунова, стала блистательной пианисткой, которая успешно выступала на концертах вместе со своим отчимом, исполняя его фортепианные произведения.

Глазунов и Ольга прожили вместе пятнадцать лет, но официально зарегистрировали брак только после переезда в Париж, незадолго до смерти композитора. По воспоминаниям близких людей отношения между Александром Константиновичем и Ольгой Николаевной были удивительно тёплыми и гармоничными. А в последние годы жизни композитора, когда его настигла тяжёлая болезнь, Ольга, забывая о себе, жертвенно ухаживала за любимым супругом, ни ночью, ни днём не отходя от его постели.  После смерти Глазунова Ольга Николаевна находила утешение лишь в том, что поддерживала память о дорогом муже. 

 

Александр Глазунов - это гениальный музыкант, сыгравший значимую роль в развитии не только русской, но и мировой музыкальной культуры, и чьё мастерство является ценнейшим примером для последующих поколений композиторов. Его богатое творческое наследие достойно восхищения, так как идеально-гармоничную музыку, наполненную радостью и светом, хочется слушать и слушать.

 

Понравилась страница? Поделитесь с друзьями:

 

Видео: смотреть фильм о Александре Глазунове