Романс длиною в жизнь

 сирень

 Отыщешь на сиреневой ветке цветок с пятью лепестками – жди счастья…Все мы с детства верим в эту примету и чудесную способность сирени творить чудеса. Именно об этом и написал свой самый нежный и проникновенный романс «Сирень» Сергей Рахманинов. Создавая его, композитор и не догадывался, что именно этот цветок станет постоянным спутником его жизни и не только…

Однажды после концерта Рахманинов получил большой букет белой сирени. Ни подписи, ни открытки, ничего, говорящего о дарителе, только благоухающие свежие цветы. С того времени, где бы он ни выступал, в какой бы стране ни находился, кто-то все так же дарил ему сирень. Она неизменно украшала его концерты и комнаты в гостиницах. Каждый День рождения ему приносили домой такой же белоснежный букет.

 

 

 На премьере поэмы «Колокола», состоявшейся в феврале 1914 года, Рахманинову преподнесли дирижерский пульт, щедро украшенный белой сиренью и дирижерскую палочку, выполненную из слоновой кости, на которой была вырезана все та же сирень. И даже когда спустя 4 года Рахманинов навсегда покидал Россию, в его купе чудесным образом оказалась ароматная ветка гроздьев...

Рахманинов

 Почитательница Рахманинова, постоянно дарившая ему сирень, долгое время так и оставалась таинственной незнакомкой. Друзья композитора ее так и называли – «Белой Сиренью». И лишь спустя несколько лет один из них открыл ему великую тайну – «Белой Сиренью» оказалась Фекла Яковлевна Руссо. Эта скромная учительница из Киевской губернии, влюбившись в его музыку, воплотила свое признание в белоснежный благоухающий цветок – чистый, невинный, весенний символ, дурманящий сладким ароматом. Композитор написал ей, и между ними завязалась душевная дружба.

 И вот так, не по своей воле, белая сирень стала своеобразным Ангелом Хранителем Рахманинова, неизменно сопровождавшим его всю жизнь: со времен его юности, когда он впервые ощутил ее аромат в деревне Ивановке, и до последних дней. Спустя несколько лет после смерти композитора пианист Ван Клиберн посадил на его могиле саженец белой сирени, подаренный ему в Москве советскими студентами. И пусть Рахманинов покоится далеко за океаном, в Нью-Йорке, но живой и благоухающий куст русской сирени навеки связал его с родной стороной. Сегодня название этого цветка все также неизменно звучит рядом с именем композитора – и не только при исполнении знаменитого романса: в Казани вот уже несколько лет проводится фестиваль под названием «Белая Сирень», посвященный композитору.