Могучая кучка

 

Музыкальная культура XIX столетия выдалась необыкновенно богатой на творческие школы и художественные направления. Среди них особняком стоит так называемая «Могучая кучка» - блестящее содружество пяти композиторов. Всех этих музыкальных гениев объединяла не только тесная дружба, любовь к музыке и творчеству – их умы пленили общие взгляды на искусство. Эта группа талантливых музыкантов не просто оставила глубокий след в отечественной истории, но и коренным образом изменила ее дальнейшее развитие.

 могучая кучка

 

История

Как все начиналось

Кружок знаменитых музыкантов сложился не сразу, поскольку по разным причинам они на протяжении нескольких лет не могли встретиться в полном составе.

Первым шагом к появлению «Могучей кучки» стал приезд из Нижнего Новгорода в Петербург М. А. Балакирева. Тогда ему было всего лишь 18 лет, но он уже успел снискать славу одаренного музыканта. Все современники единогласно отмечали его блестящую виртуозную технику, глубину исполнительской мысли и великолепное чувство формы. Своими выступлениями он привлек к себе внимание не только меломанов и завсегдатаев петербургских концертных залов, но и музыкального критика и историка искусств В. В. Стасова, позднее ставшего главным идейным вдохновителем кучкистов. Талантливого пианиста наперебой приглашали к себе на концерты состоятельные вельможи, однако Балакирев быстро осознал, что такие светские развлечения ему не интересны, и выбрал для себя другой путь. Милий Алексеевич увидел свой долг в ином служении отечественной культуре – он решил стать музыкантом-просветителем. К концу 50-х – началу 60-х годов он являлся одной из ведущих фигур русского музыкального искусства, на которую равнялись и с которой мечтали познакомиться лично начинающие музыканты. И зачастую, такие знакомства проходили на музыкальных вечерах, которые организовывали у себя дома любители высокого искусства.

В 1856 году страстный поклонник камерной музыки, инспектор Петербургского университета А. И. Фицтум фон Экстедт регулярно проводил в своем доме квартетные собрания, на одном из которых и произошла знаменательная встреча Балакирева с Ц. А. Кюи. Правда, для Кюи тогда музыка была всего лишь увлечением – он обучался в Военно-Инженерной академии и не так давно был произведен в офицеры, однако эта встреча буквально перевернула его жизнь. Казалось бы, он был полной противоположностью Милия – очень рассудительным, расчетливым, остроумным, однако своей живостью смог привлечь его внимание и расположить к себе. Тогда Балакирев рассказал ему о Глинке, а Кюи поделился с ним впечатлениями о музыке своего учителя Монюшко. Этот простой, казалось бы, разговор, и положил начало великой дружбе. Причем, с того самого момента они были не только приятелями, которые посещали многие музыкальные вечера вместе: Балакирев стал для Кюи учителем, под руководством которого он создал свои первые композиторские опусы.

Регулярно устраивались собрания и в доме С. Даргомыжского. Именно там, в 1857 году Кюи подружился с гвардейским офицером М. П. Мусоргским. Кюи, в свою очередь, представил молодого военнослужащего Балакиреву, и с тех пор Модест Петрович стал частым гостем в его доме. Мусоргский был так вдохновлен этим знакомством, что в первое время даже брал у него уроки.

Следующим ряды будущей «Могучей кучки» пополнил Н. А. Римский-Корсаков. Произошло это с подачи его педагога Ф. А. Канилле. Причем, заслуга этого учителя перед музыкальным искусством огромна, ведь именно благодаря ему воспитанник Морского Кадетского корпуса Римский-Корсаков продолжил занятия музыкой, вопреки запретам его старшего брата. Видя одаренность своего ученика, Канилле по-прежнему приглашал его к себе на занятия. Правда, это уже были не такие полноценные уроки – Николай показывал свои сочинения, а его бывший педагог делал замечания и знакомил его с композиторскими приемами и теорией. Поскольку Канилле был близок со многими выдающимися музыкантами своего времени, он твердо решил ввести в этот круг и Римского-Корсакова. 26 ноября он привел его в дом Хилькевича, расположенный на Офицерской улице (позднее переименованной в улицу Декабристов), где и собирались молодые музыканты. В 1862 году на такой встрече Бородин был представлен Балакиреву и Кюи.

 

С легкой руки Стасова…

В 60-е годы XIX столетия произошло значимое для отечественной музыкальной культуры событие, которое и дало содружеству петербургских музыкантов имя. У истоков этого события стоял М.И. Балакирев.

Одним из близких друзей Милия Алексеевича был хоровой дирижер Г. Я. Ломакин. Очень часто они вместе с Серовым и Стасовым собирались вместе, чтобы обсудить насущные проблемы. Во время одной из таких встреч разговор зашел о музыкальном прогрессе, развитии хорового искусства, и, конечно, знаменитом хоре графа Шереметьева, где Ломакин значился капельмейстером. И тогда все возмутились тем фактом, что послушать этот гениальный хор могут лишь избранные, в то время как он должен быть всеобщим достоянием. В ответ на это Балакирев озвучил свою идею, давно не дающую ему покоя – он предложил создать Бесплатную музыкальную школу, в которой образование мог получить любой желающий. Из учеников композитор предложил создать свой оркестр и хор. Эта идея очень понравилась Ломакину, и он сразу же занялся ее реализацией. Он уговорил Шереметьева отпустить его хор на публичный концерт, а все собранные средства отдать на открытие школы. Граф ответил согласием, и 18 марта 1862 года в учреждении были проведены первые уроки. Желающих учиться было очень много, и поэтому к 1865 году в распоряжении Балакирева уже был хорошо подготовленный симфонический оркестр и прекрасно обученный хор.

Параллельно с педагогической работой Балакирев продолжал дирижерскую деятельность. В 1867 году он отправился в Прагу, чтобы там познакомить чешскую публику с операми Глинки. На премьере «Руслана и Людмилы» выяснилось, что куда-то пропала партитура. Однако маэстро не растерялся и продирижировал наизусть. Эта постановка оживила межславянские отношения и Россию стали часто посещать представители других стран. В их честь решено было устроить концерт силами Бесплатной музыкальной школы, и будущие кучкисты как раз готовили его программу. Специально для него они даже решили сочинить одночастные произведения: Балакирев взялся за «Увертюру на чешские темы», Римский-Корсаков – «Фантазию на сербские темы», а Мусоргский надумал написать симфоническую поэму, повествующую о событиях в Чехии XV века.

В итоге Мусоргский свою задумку так и не осуществил, а вот другие два произведения были написаны и исполнены на концерте 12 мая 1867 года. Прошел он с небывалым успехом, и о нем даже написали в столичной прессе. Свой вклад в обсуждение этого концерта внес и Стасов, написав объемную статью под названием «Славянский концерт г. Балакирева». Эту работу он решил окончить одним наставлением, дабы слушатели навсегда запомнили то, «сколько поэзии, чувства, таланта и уменья есть у маленькой, но уже могучей кучки русских музыкантов». Эта фраза стала судьбоносной и название «Могучая кучка» прочно вошло в музыкальную историю. Также это содружество музыкантов известно под названиями «Балакиревский кружок», «Группа пяти», «Русская пятерка» и «Новая русская музыкальная школа».

 

 

Распад

В последней трети XIX века в переписке кучкистов, их друзей и родных частенько встречаются рассуждения о том, что именно послужило причиной раскола содружества. Лучше всех эту мысль выразил Бородин, который писал, что считает естественным явление, когда по мере становления и взросления личности ее индивидуальность и взгляды берут верх над общественными убеждениями. Вкусы, предпочтения меняются вместе с человеком, и этот процесс во все времена неизбежен, считал он.

В 1881 году самым первым ушел из жизни Мусоргский. Перед неизбежной кончиной его мучило подорванное здоровье и постоянные недуги, к тому же угнетало тяжелое материальное положение. Все это отвлекало его от творческой самореализации, вгоняло в депрессию и заставило уйти в себя.

1887 году скончался Бородин. После его смерти дороги оставшихся в живых членов группы разошлись безвозвратно. Балакирев, выбрав отчужденный образ жизни, прервал отношения с Римским-Корсаковым, Кюи к тому времени давно в творческом смысле потерял своих одаренных товарищей. Лишь один Стасов продолжал поддерживать отношения со всеми троими.

В начале 70-х годов Балакирев оставил свои музыкальные притязания и на время перестал заниматься сочинительством. В конце десятилетия он вновь принялся творить, но уже тогда всем было понятно, что его творческий запал угас. Очевидно было, что потенциал, внутренний огонь и силы оставили композитора. Но все же, ему удалось сохранить за собой место руководителя Придворной капеллы и Бесплатной музыкальной школы. Именно ему и Римскому-Корсакову ученики обязаны тем, что получили блестящее образование и стали со временем выдающимися деятельными искусства. Маэстро не стало в 1910 году.

Кюи со временем окончательно оставил музыку и вплотную занялся второй профессией. 1888 году он занял место профессора и преподавателя при Военно-инженерной академии на кафедре защитных сооружений и опубликовал немало интереснейших трудов на эту тему.

Только Римский-Корсаков до конца своей долгой жизни (он умер лишь в 1908 году) оставался верен идеям и идеалам, когда-то возвысившим «Могучую кучку». Он долгое время возглавлял общественное музыкальное движение, занимался педагогической работой и даже стал дирижером Бесплатной музыкальной школы.

 

Интересные факты

  1. Из-за того, что композиторы долгое время не могли встретиться впятером, точной даты основания «Могучей кучки» не существует. Временем создания кружка принято считать конец 1850-начало 1860 гг. XIX столетия. Нет и точной даты распада содружества – во всех источниках значатся 70-е гг.
  2. Страстным почитателем «Русской пятерки» был Ференц Лист. Он лично знал Бородина, и очень ценил его творчество. Лист старательно пропагандировал произведения всех кучкистов в Западной Европе.
  3. Головная боль Балакирева помогла ему завести знакомство с Бородиным. Однажды к Боткину, который был профессором-терапевтом, пришел Балакирев и пожаловался на сильные головные боли. Боткин сам любил музыку, сам играл на виолончели, и поэтому он быстро перестал быть для Милия врачом. Вскоре он пригласил его принять участие в его «субботах» - именно так он называл встречи, которые проходили у него дома. Там собирались артисты, музыканты и писатели, и именно там Балакирев познакомился с Бородиным. После этого Александр Порфирьевич стал частым гостем в доме Милия Алексеевича, и вскоре органично вписался в творческий союз.
  4. После знакомства с Балакиревым Мусорский стал брать у него платные уроки. Однако стоило им подружиться, как их занятия переросли в приятельские, а вместе с тем и бесплатные творческие встречи.
  5. Бородин и Мусоргский впервые встретились еще в 1856 году, правда, тогда они не обратили друг на друга никакого внимания. Случилось это в военно-сухопутном госпитале. Тогда Бородин был дежурным врачом, а Мусоргский – дежурным офицером.
  6. Некоторые историки считают критика Стасова негласным шестым кучкистом, и это несмотря на то, что он не занимался композиторской деятельностью.
  7. Большим достижением композиторов-балакиревцев стало возрождение фольклора. Они стремились создать национальный стиль в искусстве, и поэтому возвращались к его истокам – организовывали экспедиции, во время которых собирали фольклор, исследовали и систематизировали его, а после вписывали в свои сочинения. Также кучкистами было издано несколько крупных сборников русских народных песен, которые пользуются большой популярностью и в наши дни.
  8. В мире существует несколько композиторских объединений, организованных по типу «Могучей кучки». Например, в XX столетии появилась «Армянская могучая кучка» - это объединение пяти армянских композиторов, возникшее в 1920-1921 гг. В нее входили А. Арутюнян, А. Бабаджанян, А. Худоян, Л. Сарьян и Э. Мирзоян. В эти же годы во Франции под руководством Э. Сати и Ж. Кокто образовалась так называемая «Шестерка». В этом творческом союзе значились Л. Дюрей, Д. Мийо, А. Онеггер, Ж. Орик, Ф. Пуленк и Ж. Тайфер. В 1930 году в Испании сложилась еще одна группа – «Большая восьмерка», куда входили Роза Гарсиа Аскот, Сальвадор Бакариссе, Эрнесто Альфтер, Хулиан Баутиста, Хуан Хосе Мантекон, Густаво Питталуга, Фернандо Ремача, Jesus Bal y Gay. Несколько позднее образовалась и «Турецкая пятерка», которую составили - Джемаль Решит Рей, Хасан Ферид Алнар, Ахмед Аднан Сайгун, а также Неджиль Казым Аксес и Ульви Джемаль Эркин. Существует и «Американская пятерка», членами которой являются Ч. Айвз, К. Рагглс, У. Риггер, Дж. Беккер, Г. Кауэлл.
  9. Четыре композитора-кучкиста носили бороды – это Балакирев, Кюи, Римский-Корсаков и Мусоргский. Любопытно, но ни на одном из прижизненных портретов у Бородина нет бороды, а вот на могильном камне он изображен бородатым.
  10. Русский художник К. Е. Маковский в 1871 году создал карикатуру на «Могучую кучку». На ней композиторы запечатлены в облике братьев наших меньших – Кюи предстает лисицей, руководитель содружества Балакирев – медведем, Мусоргский – петухом, а любитель морской стихии Римский-Корсаков – крабом, из-за его спины выглядывает Бородин. Также на этом полотне присутствуют В. Гартман в виде забавной обезьянки, сестры Пургольд в облике собак, знаменитый критик Серов в образе громовержца и Стасов, на плече которого уютно расположился скульптор М. Антокольский в образе великого и коварного искусителя Мефистофеля.

 

 

Всегда ли их было пятеро?

Любопытно, но поначалу в составе творческого союза числились только четыре композитора – Кюи, Мусоргский, Римский-Корсаков и Балакирев. Они ежедневно собирались в доме Балакирева, и первое эти встречи больше походили на уроки – друзья музицировали, а после анализировали творения великих гениев музыкального искусства, дотошно разбирая техническую и творческую сторону каждого сочинения. Набравшись достаточно опыта, они стали давать настоящие концерты – пианисты Балакирев и Мусоргский играли дуэтом и порознь, Модест Петрович часто пел. Бывало, что композиторы ставили даже целые сцены из опер. Здесь же впервые звучали и их сочинения. Однако вскоре эта творческая идиллия была нарушена, и друзей временно осталось трое – в 1862 году по долгу своей профессии Римский-Корсаков отправился в кругосветное плавание. Вернулся он только три года спустя.

За время отсутствия морского офицера в коллектив влился А. П. Бородин, и произошло это тоже совершенно случайно. Осенью 1862 он возвращался из заграничной командировки, где на протяжении трех лет изучал достижения западных ученых в химии. Теперь же он мечтал о встрече со своими родными и друзьями. Среди дорогих ему людей был его коллега, товарищ по Медико-хирургической академии, С. П. Боткин. К нему Бородин и поспешил направиться. Знаменитый врач был ценителем музыки и также организовывал у себя дома музыкальные встречи. Именно на таком вечере Боткин и познакомил Бородина с Балакиревым. Творческие встречи продолжались, но пока без Римского-Корсакова. С ним Бородина знакомили заочно, исполняя его сочинения. По возвращению морского офицера знакомство состоялось лично. Это был 1865 год.

 

Немного о врагах «Могучей кучки»

Основным противником содружества был А. Г. Рубинштейн и его академическая петербургская школа. Кучкисты и Рубинштейн преследовали одну цель – развитие музыкальной культуры и образования в России, однако для ее достижения предлагали совершенно разные пути. Собственно, это и стало главной причиной конфликта. Балакиревцы считали, что русское искусство должно иметь свой путь развития и опираться только на национальную основу. Рубинштейн же был убежден, что отечественное искусство и образование нужно строить по западноевропейскому образцу. К слову, эту позицию основателя петербургской консерватории не разделяли не только композиторы кружка, но и практически все музыковеды XX века во главе со Стасовым. Они считали его взгляды пагубными для России.

 

Последователи «Балакиревского кружка»

Члены «Могучей кучки» заложили основы, которые Римский-Корсаков во время своей преподавательской деятельности сумел передать ученикам. На великих идеях кучкистов были воспитаны А. К. Глазунов, А. С. Аренский, Н. В. Лысенко, А. А. Спендиаров, М. М. Ипполитов-Иванов, М. О. Штейнберг, Н. Я. Мясковский, А. К. Лядов. Причем, воплощение традиций балакиревцев наблюдается не только в творчестве этих младших современников и соотечественников величайшего педагога – веяния «кучкизма» отчетливо прослеживаются и в новаторских свершениях следующего, XX столетия. Творцы этого времени по-новому возрождали свойственную для кружка тематику. Например, излюбленные Римским-Корсаковым волшебные сказки и старинные обряды можно обнаружить в ранних опусах И. Ф. Стравинского. Творческие находки кучкистов в симфонических пейзажных зарисовках нашли иное отражение в звукописи К. Дебюсси и О. Респиги. Столь любимая балакиревцами тема Востока сыграла основополагающую роль при становлении своенравного искусства А. Хачатуряна. Однако наиболее широкое развитие идеи содружества получили в творчестве С. С. Прокофьева, который неоднократно в своей работе обращался и к русским сказкам, и к прозе и даже к эпическим сказаниям.

 

 

Композиторы «Могучей кучки» во многом стали первооткрывателями, и значение их наследия для русской музыкальной культуры просто невозможно переоценить. Для последующих поколений эти пять гениальных художников стали не просто творческим содружеством, а настоящим созвездием талантов, прочно обосновавшимся на мировом музыкальном небосводе.

 

Видео: смотреть фильм о Могучей кучке